«Современный папа» или «настоящий мужик»?

В Благосфере обсудили книгу «Nordic Dads» («Северные папы»)

Папа моей жены – очень традиционный: “мужик должен быть мужиком!”. И поначалу у него был культурный шок. Он хотел, чтобы я срочно перестал мыть посуду и сел с ним смотреть телевизор

На заключительной встрече книжного клуба в этом сезоне мы обсуждали книгу «Nordic Dads» («Северные папы»). В ее основе – 14 реальных историй отцов из России, Финляндии, Швеции, Норвегии, Исландии, Дании и Фарерских островов, которые с самого раннего возраста занимаются воспитанием своих детей наравне с матерями. Они берут отпуск по уходу за ребенком, возятся с подгузниками, купают, одевают, читают книжки и укладывают спать. Не потому что «помогают маме», а потому что чувствуют, как много теряют в своей жизни, не проводя время с ребенком.

Мы поговорили об изменении «традиционных» ролей мужчин и женщин в современном мире и о том, как активное и вовлеченное отцовство меняет жизнь всей семьи. Модерировал встречу Александр Борзенко, шеф-редактор просветительского проекта Arzamas, соведущий подкаста «Сперва роди».

«Идея книги возникла по инициативе посольств северных стран, которые отправили меня и Сашу [Александра Фельдберга] в разные страны, чтобы мы поговорили там с отцами и экспертами. То есть, здесь с одной стороны – личные истории отцов, их побед и поражений, радостей и печалей. А с другой – интервью с экспертами, которые рассуждали об активном отцовстве с точки зрения изменений в обществе, – говорит соавтор книги, журналист Роман Лошманов. – Например, мне очень понравился рассказ норвежского эксперта о том, как Норвегия первая во всем мире вводила “отцовскую квоту”. Это период в отпуске по уходу за ребенком, который может брать только отец и его нельзя передать матери».

В Швеции законодательство, связанное с системой социальной поддержки семьи, начало меняться в 70-х. Детство Тобиаса Лоренцсона, заместителя посла Швеции (это его цитату вы видели в начале), пришлось как раз на этот переходный период. Сегодня же активное и вовлеченное отцовство не только поддерживается на государственном уровне, но и стало настоящей общественной нормой.

«Я взял отпуск по уходу за ребенком, потому что видел – жене сложно быть весь день с ним одной. Мне хотелось дать ей возможность заниматься чем-то другим вне дома. И еще просто эгоистично хотелось быть вместе с ребенком, – рассказывает Тобиас. – В Швеции, когда ты говоришь шефу «дети болеют, я должен покинуть работу в 12», он не будет отказывать или странно на тебя смотреть. Сегодня это не является проблемой, но еще 30 лет назад было. Мы прошли длительный процесс и сейчас в Швеции отцы берут около 30% общего декретного отпуска.

А что же в России? Наше законодательство уже несколько десятилетий обеспечивает отцам право взять отпуск по уходу за ребенком: до 1,5 лет – оплачиваемый + еще 1,5 года – без оплаты. Однако, по статистике, которую приводит Юлия Островская, юрист и программный директор Центра социально-трудовых прав, сейчас таким отпуском пользуются около 2% мужчин. Причина кроется не только в законодательном регулировании. Зачастую просто слишком велико давление общественных стереотипов: «мужчина = защитник и добытчик» / «женщина = мать и хозяйка». Однако, даже если мужчина хочет воспользоваться своим правом, это может быть не так-то просто.

«Наш юрист вел дело военнослужащего Константина Маркина. Мужчина пожелал воспользоваться своим правом на отпуск по уходу за ребенком, и вдруг оказалось, что женщины-военнослужащие это сделать могут, а мужчины – нет. В Конституционном суде тогда высказали довольно оригинальное суждение о том, что если все мужчины-военнослужащие одновременно уйдут в отпуск по уходу за детьми, то обороноспособность страны пострадает. В итоге Константин дошел до Европейского суда, там увидели и дискриминацию, и нарушение прав, и необоснованное различие в регулировании положения мужчин и женщин. Но процедура была длительная – прошло 6 лет, дети выросли, и отпуск уже не требовался», – рассказывает Юлия.

Тот факт, что мужчины так редко берут отпуск по уходу за детьми, напрямую влияет на дискриминационные практики, с которыми сталкиваются женщины при приеме на работу. А это, в свою очередь, напрямую влияет на экономику нашей страны.

Женщинам часто бывает сложно устроиться на работу, потому что у работодателей существует убеждение, что она обязательно уйдет в отпуск по уходу за ребенком, а потом будет постоянно брать больничный. Равноправное родительство и отцовская включенность могли бы со временем разрушить этот стереотип и повысить конкурентоспособность женщин. Исследование Всемирного экономического форума показывает – чем выше гендерное равенство, тем лучше экономические показатели как на уровне компаний, так и на уровне макроэкономики.

Сегодня же решение уйти в отпуск по уходу за ребенком может быть принято женщиной исключительно из соображений экономической выгоды, подчеркивает Юлия Островская. Кто бы ни уходил в отпуск, потери в зарплате неизбежны. Пособие по уходу за ребенком в нашей стране составляет всего 40% от заработной платы (в то время, как в скандинавских странах может достигать и 100%). И, так как российские женщины получают в среднем на 30% меньшую зарплату, чем мужчины, для семьи это может быть самым рациональным решением.

Как общественные практики, так и внутренние политики некоторых компаний часто направлены только на одного родителя. Например, бывает, что 1 сентября женщина может вместо работы отвести ребенка в школу. Но только женщина. Почему на мужчин это не распространяется? Не очевидно.

Каждый из нас в силах повлиять на изменение общественного мнения и разрушение стереотипов. Ведь с точки зрения психологии, если мужчина всю жизнь видит вокруг себя примеры того, как отцы дистанцируются от своих детей, следуя вектору «мужских обязанностей», эта модель прочно закрепляется в сознании.

«Иногда папы отстаивают свое право воспитывать детей. Но чаще всего, особенно в ситуации развода, мужчина предпочитает вообще уйти от общения со своим ребенком, лишь бы не вступать в конфликт с его матерью. Кроме того, когда отношения между супругами непростые, они могут срывать свои эмоции на ребенке. Бывает, что женщина в таких случаях говорит что-то вроде «не можешь нормально воспитывать, ну и не надо!». На практике мы часто встречаемся с людьми, в жизни которых не было отца по причине «мама так решила»», – рассказывает Анна Морозова, психолог и исполнительный директор авторского центра «Мир Семьи».

При этом психологическая наука утверждает, что включенность отца в жизни ребенка с самого раннего детства не только создает сбалансированные отношения в семье, но и снижает уровень стресса, тревожности и агрессии у подрастающего человека. Конечно, если речь идёт именно о здоровой, уважительной и внимательной включенности.

Спасибо всем, кто присоединился к нашему разговору! Подробности обсуждения и приятные голоса его участников вы услышите уже совсем скоро в наших подкастах.

До встречи в новом сезоне книжного клуба Благосферы!